Воеводы и старосты, владельцы городов и владельцы юридик, вмешивались в городские дела, пытались влиять на выборы состава магистратов, добивались увеличения налогов и повинностей, принимали часть доходов в свою пользу, конкурировали с цехами изделиями замковых мастеров или мастеров с юридик. Большинство привилегий в городах Галичины требовала, чтобы городские магистраты состояли только из католиков. Это закрывало украинском доступ к власти в городе. Позже их стали вытеснять и из цехов больших галицких городов. Даже в небольшом Николаеве на Днестре в пределах стен города был только костел, а все четыре церкви находились в предместьях. По реальность городских свобод надо было бороться. Это обусловило высокую активность горожан от жалоб и протестов на действия правительственной администрации, которыми заполнены гродские книги, в городских бунтов и активной поддержке казаков. Численность последних в городах Киевского, Черниговского, Брацлавского и, отчасти, Подольского воеводств с XVI в. постоянно росла и время достигала трети населения.

Активности нуждалась и борьба за интересы города, новые привилегии, право состава, мостовые и дорожные пошлины.
Hantverkare Stockholm
Мещан объединяли цеховые собрания и праздники, пастбища и совместное выполнение различных повинностей, частая оборона городов во времена почти непрерывных ордынских нападений, благородных наездов и войн. Эти общие интересы консолидировали полиэтнические общины. Время в цехах было два цехмейстеры католик и православный (поляк и украинец). На цеховые праздники члены цеха заходили по очереди в церковь и костел. Такая традиция существовала, например, в гончарском цеха в Николаеве на Днестре.

Подмастерья находились в конфликте с мастерами, цеховые ремесленники с партачами. Всем были выгодны ярмарки. Ярмарочная пошлина шло преимущественно в городскую казну. Ярмарка расширял стены городов к дальним неизвестных краев. Каждый городок мало привилегия хотя бы на один ярмарка, продолжительность которого от 1 2 дней в XV XVI в. выросла до 2 3 недель в некоторых местах в последующие периоды. Расширяли пределы городов и цеховые правила, которые обязывали подмастерьев путешествовать на обучение и практику в другие города. В поисках лучшей доли покидали свои дома и партачи, переселяясь в недавно образованной города, где была надежда вступить в цех.

В польских, литовских, украинских и белорусских городах Магдебургское право имело свои особенности. По традиции, начавшейся еще с княжеских времен, староста не избиралась, а предназначался князем, королем или владельцем города. Эта магистратура обеспечивалась частью доходов от городских налогов и пошлин, а также земельными владениями. Вийтивство становилось наследственным. В малых городах в XVI XVII в. Войти начали ставить преимущественно шляхтичей. Мещане должны были с этим бороться. От частых обращений к правительству об изменении войтов эта борьба привела к простому преобразования вийтивства в доходные синекуры с передачей реальных полномочий выборным лентвийтам. Если в западноукраинских городах магистраты состояли из двух коллегий совета во главе с бурмистром и судебной скамьи во главе с войтом, то в городах Киевского, Брацлавского и Черниговского воеводств преимущественно не было отдельного лавного суда. Городской совет и лава были объединены в одном магистрате, который возглавлял голова. Со временем, особенно на востоке Украины, членов совета (райцев, совещательным, консулов) стали называть бурмистрами, а председателя коллегии президуючим бурмистром, президентом. В Каменце отдельные совета имели украинский, польский и армянский общины (армянская община существовала по меньшей мере с 1388).

В XVII в. свое самоуправления с отдельным вийтом получает армянская община Брод. Подобная ситуация бывала и в городах, имели нескольких владельцев. В XVI в. бывшая столица одного из удельных княжеств Степань тоже имела два совета, причем в каждой из них существовали привилегии на отдельные ярмарки.

В перевалено большинстве городов значительную часть населения составляли бедные слои населения. Так, 1571 304 киевских мещан, почти треть, что платили налоги, выплачивала в среднем от 2 до 6 денег, тогда как большинство платила по 16 грошей, а богатые до 3 золотых. А «кладовщики», которые нанимали квартиру, и «халупники», которые жили в убогих лачугах, часто не имели возможности платить даже 1 2 деньги. В сложном положении были и предмещане, которые не всегда могли получить городское право. Кроме того, во время войн и набегов их доме часто разрушались. Беднее слои городского населения практически не имели надежд воспользоваться преимуществами городского права. Хотя право рекомендовало выбирать людей среднего достатка, потому что «богачи постоянно тиранят и уничтожают. Убогие же не приносят никакой пользы», на практике власть в городах держали только богатые мещане.

Почти в коленях городе к окруженной стенами или валами центральной части примыкали пригороды, зачастую мало отличались от сел. Однако повинности передмещан в пользу магистрата (или в пользу владельцев земель, на которых возникли пригород) перевалено были намного легче, чем повинности крепостных крестьян. В пригородах большая часть населения, чем в селах, была занята ремеслом и торговлей. Во многих отношениях пригород, в основном украинские по составу населения, становились своеобразным посредником в культурном взаимодействии между городом и деревней.

В первой половине XVII в. в городах западных земель заметны признаки стагнации и даже упадка, вызванного в значительной степени утверждением барщинного строя в окружающих сельских округах. Зато в Восточной и Центральной Украине особенно быстрое развитие городов пришелся на конец XVI первую половину XVII в. Для городов юго-восточных уездов, где были также сотни реестрового казачества, во второй четверти XVII в. характерным становится сосуществование городского и казацкого управления. Мартин Груневег, который побывал в Киеве 1584, писал, что в Киеве много казаков, они охраняют Днепр и продают немало полученных в походах на юг и север товаров. Тимофей Вербицкий, в 1624 1628 имел в Киеве типографию, был одновременно киевским мещанином и товарищем Войска Запорожского (очевидно, реестровым казаком), ходил в военные походы. С укреплением казачества, рос его влияние на экономическое, политическое и культурное леиття городов, прежде всего приднепровских.

Специфика городов отдельных регионов. Свою специфику имело развитие городов на Закарпатье, входившее в состав Венгерского королевства. Западная часть Закарпатья (жупа Берег) входила в Галицко-Волынского государства около 1280 1320 Жупан Берега Григорий в грамоте 1299 прямо называл себя «урядником Льва, князя русского». Ранний герб Львова шагающий лев полностью совпадает с гербом центра жупы Береговая (Лампертсас), которым город пользовался меньшей мере с первой половины XIV в.

Лев Данилович мог предоставить герб своей столице центра новых владений за Карпатами. Однако Берегово (Лампертсас, с 1504 Берегсас) продолжало оставаться городом немецких (саксонских) колонистов, венгров и сербов (Рац), которые переселились сюда во второй половине XV в. Немецкая и сербская общины уже с XVI в. были в значительной мере змадяризованимы. Преимущественно католическим (немецким и венгерским) было городское население и Тячева, Вишкова, Хуста, Севлюша, Виноградова. Украинский (русинский) население было более многочисленным в Мукачево (Мункачи), где в +1393 1416 получило поддержку князя Федора Корятовича и его жены Ольги, и в Ужгороде (Унгвари). Хуст и Вышково с 1329 имели статус коронных городов, остальные были частнособственническими городами. В Венгрии права городского населения были ограниченными: верхушка администрации староста и судьи назначались, городское право имела незначительная часть жителей. За участие в восстании Дьердя Дожи 1514р. большинство закарпатских городов на долгое время была лишена городского статуса.

С конца XIV в. Черновцы и Хотин входили в состав Молдавского княжества. Оба города лежали на главных торговых путях и были значительными торговыми центрами, а хотинский ярмарка одним из крупнейших в княжестве. Активное участие в торговле со Львовом, Каменец и другими украинскими городами, употребление украинского языка в делопроизводстве Молдовы, общая религия с молдавским населением делали положение украинских мещан Шипинской земли (Северной Буковины) в определенной мере лучшим, чем в соседних подольских городах. Хотин и Черновцы управлялись старостами, предназначенными хозяевами Молдовы. Они были центрами одноименных уездов. О самоуправлении буковинских городов данных нету.

Несколько иначе развивались города Причерноморья. Примерно в конце XIII в начале XIV в. ассимилировались остатки русского населения Тмутаракани и Таманского полуострова. Старые византийские центры Крыма Херсонес, Феодосия, Судак, Алустон и др. оставались полиэтническими, по преимуществу греческого этноса. В XIII в. в Крым начали переселяться армяне, осевших преимущественно в городах восточной части полуострова. Греческое население составляло большинство и в городах княжества Феодоро в центральной части горного Крыма (XIII в. тысяча четыреста семьдесят пять). С середины XIII в. и до последней четверти XV в. основные крымские порты, а также Тана (Азов) и Монкастро (Белгород), находились в руках итальянских торговых республик Генуи и Венеции. Генуэзские колонии подчинялись Кафе (Феодосии). Во второй половине XV в. в этом городе насчитывалось до 8 тыс. домов с населением до 70 тыс. человек, в числе которого две трети составляли армяне, остальные греки, евреи, итальянцы (около 1 тыс), волохи, поляки (в их число генуэзцы включали и украинском, белорусов и литовцев), грузины, мингрел и сарацины (под последним названием итальянцы объединяли мусульманские народы).

Комментарии закрыты.