Эти генетические представления Н.Б.Вернандер, нашли отражение на грунтовой карте Украины (1948) и в тексте монографии к ней. На грунтовой карте УССР в пределах горно — карпатской зоны ней выделены:

1 дерново-буроземные оподзоленные почвы;

2. буроземы слабоподзолистые;

3. буроземы середньопидзолисти;

4. горно-оподзоленные почвы;

5. горные торфяно — оподзоленные и луговые почвы, в комплексе с торфяниками.

Первые три типа выделяются до высоты до 1200м. Горно — подзолистые почвы приурочивают к высотам 1200 — 1400 м, а горно — луговые в комплексе с торфяниками показаны на безлесных равнинах выше 1200м над уровнем моря.

Объясняя принятое классификацию бурых лесных почв, Н.Б.Вернандер пишет, что перераспределение коллоидов по профилю и высокая кислотность буроземних почв повлияли на отнесение их к слабо — и середньопидзолисти. Но определенные морфологические и физико-химические свойства для разделения буроземов по степени опидзолення не определены. Не имея необходимых аналитических материалов, авторы монографии «Почвы УССР» не смогли составить четких представлений о генезисе бурых лесных почв Карпат. Руководствуясь бурой окраской почвы, интенсивность которого уменьшается с глубиной, высказывается предположение, о постепенное накопление пивтораоксидив в верхних горизонтах почвы. С другой стороны, эти почвы рассматриваются как слабо — и даже середньопидзолисти, тогда как известно, что опидзолення и накопления пивтораоксидив в верхних горизонтах являются противоположными процессами. Вследствие неверных явлений о значении алюминия в почвенно-поглощающий комплекс и роли его в образовании кислотности, авторы не смогли объяснить отсутствие корреляции между степенью опидзолення и величиной кислотности [4,22].

Несколько работ, посвященных выяснению генезиса и физико-химических свойств бурых лесных почв Украинских Карпат, опубликовано Г.О.Андрущенком (1952, 1954, 1957, 1958), который является автором "Номенклатурного список почв Карпат и Прикарпатья ".

Г.О.Андрущенко считает, что буроземоутворення в Карпатах связано с биологическим накоплением железа в верхних горизонтах, хотя он допускает вынесение кальция и, в некоторой степени, алюминия за пределы почвенного профиля.

Отсутствие морфологически выраженного опидзолення под еловыми и буковыми лесами Карпат в условиях избыточного увлажнения. Г.О.Андрущенко объясняет тем, что реакция лесной подстилки в бурых лесных почвах на современном этапе развития менее кислая, чем других грунтовых горизонтов, свидетельствует о том, что в настоящее время вынесения пивтораоксидив, в том числе железа, не должно происходить. Подстилка должна нейтрализовать реакцию почвенного профиля и подзолообразования станет невозможным [2].

Известно, что географические закономерности распространения почв в Украинских Карпатах обусловленные вертикальной поясностью. Современными почвенно-географическими исследованиями выявлено приуроченность Карпатско-буроземно-лесной области до шести вертикальных термических поясов, выделенных М.С.Андриановим [1]. Согласно этим термическими поясами, почвы Украинских Карпат на фациальная уровни разделены на шесть подтипов: очень холодные (альпийские) — более 1800м; холодные (субальпийские) — 1200—1800м; умеренно холодные (лесные) — 800-1200—1550м; прохладные (лесные) — 500-800м, умеренно теплые-ниже 500м в Прикарпатье и от 160-280м до 500м в Закарпатье; теплые — до 250 в Закарпатье и 160-180м — в предгорье.

В номенклатуре почв Украины альпийского и теплого поясов выделяют буроземы (от буроземов горно-луговых к буроземов теплых). Отметим, что надежных критериев морфологии, физических и физико-химических свойств для разделения почв двух соседних поясов еще не разработано. Условно их можно разделить по термической градацией, и то не всегда [20].

Изучением почвенного покрова под еловыми лесами Карпат занимался Г.Л.Тишкевич (1958). Он считал, что под еловыми лесами в Карпатах развиваются почвы буроземно типа. Характерными чертами этих почв являются: бурую окраску всего профиля с некоторым просветлением в горизонте А2 почти отсутствует перераспределение илистой фракции по профилю почвы; высокая кислотность; небольшая мощность почв со значительным включением обломков глинистых сланцев и песчаников; хорошо выражена комковатая структура, особенно в верхних горизонтах.

В зависимости от высоты над уровнем моря, экспозиции и крутизны откосов почвы имеют разные для роста растительности свойства. Наиболее благоприятные почвенные условия для роста ели на высоте 700-1100 м над уровнем моря н пологих (до 20 °) северных склонах. Почвы здесь достигают мощности 70-80 см, имеют хорошую комковатую структуру, относительно небольшая степень насыщения основаниями (40-45%), по гранулометрическому составу они среднесуглинистый.

С увеличением высоты и крутизны склонов почвы становятся менее благоприятными для роста ели. На высоте 1300—1400м. над уровнем моря в условиях холодного и влажного климата, на крутых склонах (35-40 °) развиваются маломощные почвы (до 20-30 см), больше всего — супесчаные, грубогумусни, со степенью насыщения основаниями не более 7-10% [27].

Изучению бурых лесных почв юго-западного склона Карпат посвящена работа О.М.Рудневои (1960). Она выделяет четыре подтипа горно-лесных бурых почв в Закарпатье, а именно: горно-лесные темно-бурые оподзоленные; горно-лесные темно-бурые НЕ оподзоленные; горно-лесные светло-бурые оподзоленные; горно-лесные светло-бурые НЕ оподзоленные.

Автор осуществляет также разделение на роды и виды почв по степени вулуговування, опидзолення и щебенюватости.

Предложенная О.М.Рудневою схема классификации оказалась очень сложной, так как виды почв трудно диагностировать в поле, поэтому эта классификация не получила практического применения при крупномасштабных почвенных исследованиях земель.

Предложенный разделение бурых лесных почв Карпат на темно-бурые и светло-бурые можно принять лишь условно. К типу темно-бурые автор относит почвы, сформировавшиеся на осадочных и метаморфических породах в поясе смешанных буково-еловых лесов, чистых буковых и еловых лесов сплошь покрытых на высотах от 600-700м до 1200—1500м над уровнем моря. Для них характерно значительное накопление гумуса (7-20%) с широким отношением С: N.

Светло-бурые почвы, в понимании автора, развиваются в поясе освещенных буково-дубовых, буково-грабовых и частично буковых лесов на высотах от 300-350 до 600-700м над уровнем моря. Отличаются они от темно-бурых меньшим количеством гумуса (3-6%) и другим составом органических веществ.

Генетические предположение О.М.Рудневои мало отличаются от ранее изложенных Н.Б.Вернандер и Г.О.Андрущенком. Определив движимое железо, по методике Кирсанова и в вытяжке Тамма, автор констатирует, что количество его иногда уменьшается по профилю. Отсюда она сделала вывод, что в процессе буроземоутворення происходит аккумуляция железа в верхней части почвенного профиля [24].

Много новых аспектов в понимание генезиса бурых лесных почв внес в своих работах И.М.Гоголев. Он также применил теории буроземно процесса процесс «пролезу». Этот процесс заключается в том, что минералы подпадают под глубокое кристалохимичний преобразования, происходит безобминне проникновение ионов водорода в кристаллические решетки первичных и вторичных минералов, которые кристаллизуются в пивтораоксидив и вторичного кварца. Источником ионов водорода (протонов) является выделение корневых систем древесных растений. На основе лиземетричних наблюдений ним установлено, что за пределы почвенного профиля выносятся не только луга и щелочноземельные элементы, но и трехвалентные катионы. В верхних горизонтах почв при буроземоутворенни, наряду с разрушением вторичных минералов, происходят процессы вторичного минералообразования, в котором принимают участие основы с разложенного растительного опада. По данным группового и фракционного состава гумуса установлено, что в буроземах группа фульваты преобладает над группой гуматов. Фульвокислоты представлены наиболее агрессивными по отношению к минеральной части фракциями. Группа гуматов и гуминовых кислот в карпатских буроземах представлены исключительно фракцией 1, то есть бурыми гуминовыми кислотами, находящимися в свободном состоянии или в виде гуматов железа и алюминия. Основываясь на опытах с разложения полевого шпата, И.М.Гоголев установил, что кристаллические решетки силикатов разрушаются под воздействием органических солей, которые на периферии зерен минералов образуют органо-минеральные пленки, прерывают контакт поверхности минерала со свежими порциями органических кислот. Это сводит к минимуму агрессивность перегнойных кислот буроземов в процессе разрушения грунтовых минералов. Но эти пленки не является препятствием для ионов водорода, под влиянием которых происходит интенсивное «оглинення» первичных минералов. Именно оно является одной из наиболее характерных генетических особенностей буроземов. И.М.Гоголев считал, что нет разницы между влиянием на грунт отдельных видов древесных пород, так как не обнаружено существенной разницы в абсолютных величинах и химическом составе золы. Выполненные исследования и выводы о том, что видовой состав растительности существенно не влияет на развитие процесса опидзолення вызвали сомнения в Г.О.Андрущенка, П.С.Пастернака и еще целого ряда авторов [7,8,9].

Комментарии закрыты.