Города и городская обрядность

Города и их население . Характерной чертой культурной жизни был взаимовлияние городского и сельского населения. Города становились центрами профессиональной, «высокой» культуры. В культуре бытовой ранние города много взяли от сел, но впоследствии стали влиять на культуру крестьян, хотя кое-что из нее и в дальнейшем перенимали.

В науке нет общепринятых критериев выделения городов как типа поселений. Большинство исследователей видят в местах прежде торгово-ремесленные центры, забывая о постоянном связь городов с сельскохозяйственной округой. С конца XIV в. городом считался населенный пункт, имел юридический статус города (королевское или князь, частновладельческое или церковное, на магдебургское или обычном праве), а его население принадлежало к социальному сословию мещан. Кроме юридических документов или летописных свидетельств принадлежности городского характера поселений, можно указать на такие признаки, общие для городов: больше, чем в селах, плотность населения и плотность застройки; специфика экономических функций; развитость товарных отношений: в отличие от деревни, жизнь без денег в городе было невозможно или почти невозможно; большая дифференциация населения в социальном и национальном отношении.

Во многих случаях, хотя и не всегда, к этим признакам можно добавить наличие укреплений, появление вблизи укрепленной части посадов, пригородных слобод и боярских (позже благородных и магнатских) участков-спутников как исторических частей развития города.

Исходя из этих признаков, на середину XIII в. известны по меньшей мере 54 города в Киевской земле, 75 Черниговской, 28 Переяславской, 95 Волынской, 52 Галицкой. Очевидно, что значительная часть городов не зафиксирована в сохранившихся до наших дней источниках. Часть городов не возродилась после монгольского нашествия, но уже с XIV в. начался рост городов, чем прежде способствовал правовой статус мещан. К середине XVII в. на землях Украины было около 1100 городов.
Эскорт услуги в Москве
По картотеке, заключенным автором (которая не является исчерпывающей), в Русском воеводстве их было 205, Белзское 52, Волынской 178, Подольском 109, Брацлавском 122, Киевском 292 Черниговском 68. 9 городов известно на Буковине и 11 на Закарпатье, больше десятка городов в Крыму.

На территории этих городов было от нескольких десятков до нескольких сотен домов. Города переживали времена подъема и спадов. Так, по оценкам исследователей, население Киева в 1240 составляло около 60 тыс. Человек, по мнению Плано Карпини, в 1246 47 гг. Осталось только 200 жилых домов, а по переписи 1552 только на Подоле было более 500 дворов. К середине XVII в. город имел не менее, 10 тыс. населения. В крупнейшие города в начале XIII в. принадлежали Чернигов, Галич, Васильев (Киевский, позже Васильков), Переяслав, Белгород, Вышгород, Владимир. В таких городах, как Новгород-Северский, Городец-Остерский, Звенигород, Луцк, Перемышль, Любеч могло проживать 3 5 тыс., В большинстве городов от 300 до 1 тыс. человек. Княжий Львов в XIV в. мог иметь до 3 тыс. жителей, в начале XV в. около 10 тыс., в первой половине XVII в., при достаточно традиционными исходными данным, население города составляло 25 30 тыс. Человек. Кроме Львова, активно росло с конца XIV до середины XVII в. населения Каменца и Луцка. Для XVI в. населения городов можно подсчитать, исходя из числа дворов.

В Каменце жило около 8 тыс., Брацлаве и Кременце около 5 тыс., Луцке 4 тыс, во Владимире, Дубне, Винницы, Збараже, Житомире, Каневе, Ковеле, Константину, Литовеж, Олыке, Остроге, Степан, Торчине, Ковеле, Перемышль и Сяноку около 2 4 тыс., В большинстве малых городов и поселков от 200 до 2 тыс. жителей.

Города Киевской Руси включали дворы феодалов, были своеобразными юридико (т.е. не подлежали городской администрации и не выполняли повинностей в пользу города) и на которых жили представители княжеской или боярской администрации (тиуны, гридни, отроки, дитськи, ключники, верующие, емцы, таможенники) и зависимое население (рядовичи-ремесленники, слуги, закупки, половники, пущеникы, душные люди, прощеникы). В большинстве случаев эти дворы возникали как спутники городов со своими укреплениями и храмами. Юридико, в более позднем смысле этого слова, были соборы и монастыри со своими территориями и зависимым населением. От налогов и повинностей, наверное, освобождались и усадьбы княжеских дружинников. Собственно, городское население состояло из городской верхушки (старцы градские), среднего слоя (гости, то есть купцы, мастера-ремесленники, их ученики) и городской бедноты (праздные люди убогие люди, сироты, изгои и вообще люди вне права). Эти три категории собственно городского населения сохранились, меняя свои названия, на протяжении всего исследуемого периода. Повинности в пользу города несли, в основном, первые две категории, городские низы привлекались к ним эпизодически, в основном для ремонта укреплений и дорог.

Позже в составе бедной слои выделились группы кладовщиков (проживали "в воротниковой как квартиранты) и халупникив (имели дома на чужой почве), которые платили и налоги.

Статус городской верхушки и полноправных горожане, которые позже стали называться мещанами, был высоким с момента возникновения городов. Несмотря на установление над ними контроля со стороны княжеской власти в лице посадников, Тиунов, городских и других чиновников, города в значительной степени оставались автономными, а институт веча, по крайней мере в некоторых из них, действовал еще в XIV в. По свидетельствам летописцев, традиционные вече не было характера неорганизованных общего собрания. Так, на глаза, что созвал в Киеве великий князь Изяслав Мстиславич, ища поддержки против Ольговичей, жители собрались во дворе собора св. Софии. Когда прибыл княжеский посланец, его выслушали в полной тишине. Руководили вече митрополит и тысяцкий.

Некоторые историки считают, что со временем вече полностью перешло в руки боярско-бюргерской олигархии, а его единственным реликтовым демократическим элементом осталась открытость доступа на вече, что происходило под открытым небом. Группы горожане имели возможность криками одобрения или осуждения поддерживать иллюзии относительно непосредственного участия в управлении. Этот вывод опровергается вечевой формулой: «от бояр, и от житья людей, и купцов, и от черных людей», что отражает состав представительства этого выборного городского органа. Вечевая деятельность характерна не только для крупных городов. Есть основания предполагать наличие вечевых собраний в Переяславе, Звенигороде, городах Посемья, Бресте и волынских городах. Со второй половины XII в. увеличилась социальная вес ремесленно-торговой и финансовой верхушки городов, которая становилась определяющей, а порой и решающей силой в политической борьбе.

По подсчетам Б. Рыбакова, в Киевской Руси XIII в. известно не менее 64 ремесленных специальностей. Учитывая дополнения М. Тихомирова, их число можно увеличить до 78. П. Сас для украинских городов середины XVI в. насчитывает 133 ремесленные специальности. В дальнейшем развитие техники приводил и к увеличению числа специальностей. Совершенствовались и формы организации ремесла. В источниках упоминаются объединения огородников, которые ставили огородные (стены) в Вышгороде, старшина «древоделы». Концентрация ремесленников определенных профессий в отдельных кварталах (урочища «Гончары», «Кожемяки», «Кузнецы») тоже одна из предпосылок возникновения ремесленных объединений. В разделе городских сотен в ряды можно видеть аналогии с организацией ремесла в азиатских городах, где каждый цех имел свой ряд мастерских, одновременно были и магазинами. Хотя ряд мог означать и шеренгу в городском ополчении, которую занимали представители одной профессии. Это также свидетельствует о том, что в XIII в. ремесленники в городах уже продвигались к корпоративной организации. Княжеские тамги (знаки) на ремесленных изделиях указывают не только на княжеские мастерской, где ремесленники-рядовичи работали на рынок, но и на вероятность существования в крупных городах ремесленных объединений вроде византийских. Конкуренция со стороны организованного княжеского производства тоже могла стимулировать преобразования поселений ремесленников одной специальности в своеобразные территориальные общины. Внешними признаками такого объединения на первом этапе были совместные пиры в определенные дни года, преимущественно в честь святого патрона, построение патрональной церкви. Возможно, что такие объединения получали и княжеские уставные грамоты.

С развитием Магдебургского права организация цехового ремесла получила своего логического продолжения и была закреплена в цеховых уставах и привилегиях.

В приграничных торговых центрах начали возникать кварталы иностранцев, иногда со своими церквями. Еврейские поселенцы в отдельных городах на пути из Булгара в Перемышль были уже в X XI в., А может и раньше. Так же рано появились варяжские поселенцы вдоль Днепровского пути. После монгольского нашествия князья, особенно западных земель, начали стимулировать появление немецких колоний, позже караимских и армянских. В некоторых местах селились и татары. С XIV в. польское правительство создавал благоприятные условия для поселения в городах Галицкой земли католических поселенцев, сначала немцев, а позже главным поляков. Большие города, особенно на западных землях, превращались в полиэтнические общины с различными религиозными конфессиями, разными политическими предпочтениями и разной ментальностью, вынужденными жить в одном замкнутом среде и защищать общие интересы. Однородным было население малых городов, особенно в восточных регионах. Положение осложнялось тем, что покровительственная политика правительства по колонистов сопровождалась наступлением на права коренного украинского населения, прежде всего в городах Галичины и Закарпатья.

Комментарии закрыты.